Национальность и происхождение донских казаков, что говорит генетика

Этимология

250px-Fedir_Stovbynenko_-_Kozak-bandyryst_%281890%29.jpg Казачий бандурист , 1890 г.

Фасмер этимологический словарь «s прослеживает имя на Старом восточнославянское слово козакъ , Козак , в заимствование из Cuman , в котором Cosac означает„свободный человек“ , но и„авантюрист“. Этноним казах происходит от того же тюркского корня.

В письменных источниках это имя впервые упоминается в Кодексе Куманикус 13 века. В английском языке «казак» впервые засвидетельствован в 1590 году.

Есть ли у казаков «московские» корни?

Действительно, среди донских казаков мнение о своем происхождении не от «московских людей» было широко распространено уже в конце XVIII в., и хотя в других казачьих «войсках» подобные представления возобладали много позднее, казачьи идеологи толкуют их как бесспорное свидетельство принадлежности казаков к «особому этносу»: народная-де память не ошибается. Некоторые авторы, кроме того, заявляют, что казаки являются автохтонным населением традиционных мест своего обитания и никогда не связывали свою историю с какими-либо переселениями. «Казаки от казаков ведутся», — вот лейтмотив их заявлений по этому поводу (обычно в сопровождении ссылки на соответствующий эпизод из «Тихого Дона» М.А. Шолохова)3.

Насчет «никогда» — это просто неправда. Донские казаки в знаменитой «Повести об Азовском осадном сидении», созданной в 1642 г., так высказывались о своей родословной: «Отбегаем мы ис того государьства Московскаго, из работы вечныя, ис холопства неволнаго, от бояр и от дворян государевых, да зде прибегли и вселились в пустыни непроходней…»4 И это не было чье-то частное мнение, как пытаются доказать некоторые казачьи активисты: «Повесть» передавала настроения и чувства большинства казаков, иначе не была бы в свое время так широко (и в нескольких «редакциях») распространена в их среде, и написана была явно патриотом Донского края.

kazaki_na_privale_t_310x206.jpgВ Ростове опубликовали неизвестные фотографии Первой мировой войны

Яицкие казаки в 1721 г. по прибытии «по войсковому делу» в Москву рассказывали: «В прошлых давних годах прадеды и деды… то есть первыя яицкия казаки, пришли и заселись здесь, на Яике-реке… собравшись русския с Дону и из ыных городов, а татара из Крыму и с Кубани и из других магометанских народов», а от начала «их заселения или, паче, на Яик-реку приходу ныне будет гораздо более двухсот лет»5. Казаки Терека в XVIII в. тоже говорили, что «начались от беглых российских людей и от разных мест пришельцев от давних годов»6.

Эти факты давно известны профессиональным историкам и трактуются ими однозначно. А.Л. Станиславский подчеркивал, что в XVII в. казаки «осознавали себя частью русского народа, а места своих поселений считали частью России» («Московского государства»)7. О.Ю. Куц обратил внимание на то, как остро реагировали донские казаки на «росхищенье» православного населения Руси во время татарских набегов, и, подчеркивая кровное родство с угоняемыми с русских земель в «бусурманское» рабство полоняниками, называли их «отцами своими, и матерями, и сестрами единоутробными»8. Это находило поддержку и понимание у московского правительства, хвалившего казаков за то, что они государю служат, «помня …свою природу»9. При исследовании на солидной документальной базе социально-психологического облика донских казаков XVII в. О.Ю. Куц приходит к заключению, что в общем и целом им было присуще сознание своей принадлежности к православному миру, к Русскому государству и русскому населению10. «Будучи в массе своей выходцами из России, — пишет О.Ю.Куц, — казаки сохраняют сознание своей принадлежности к ней: донское казачье сообщество по своему мироощущению, зафиксированному как в казачьих войсковых отписках в Москву, так и в документах внутридонского характера… предстает перед нами в значительной мере как часть русского общества»11.

kazak1000_default_d_850.jpg

kartina_default_d_850.jpg

Кто мог стать казаком?

Так что феномен казачьего самосознания действительно имеет место быть. Только он никак не может свидетельствовать в пользу «автохтонной теории» происхождения казачества, ибо причины «эволюции» казачьего самосознания вполне объяснимы и элементарны.

Уже давно приобрела хрестоматийный характер та справка о донских казаках, которую дал в своем сочинении в 1666 г. бывший подьячий Посольского приказа (ведавшего тогда связями и с вольным казачеством) Григорий Котошихин: «А люди они породою москвичи и иных городов, и новокрещеные татаровя, и запорожские казаки, и поляки, и ляхи, и многие из них московских бояр, и торговые люди, и крестьяне, которые приговорены были х казни в розбойных и татиных и в ыных делах, и покрадчи и пограбя бояр своих, уходят на Дон; и быв на Дону хотя одну неделю или месяц, а лучитца им с чем-нибудь приехать к Москве, и до них вперед дела никакова ни в чем не бывает никому, что кто ни своровал, потому что Доном от всяких бед свобождаютца»)17.

В Киргизии отметили 150-летие Семиреченского войска казаков

Но и по множеству других источников хорошо известно, что в самой крупной области формирования русского казачества — на Дону — до начала XVIII в. казаком мог стать фактически любой дееспособный, годный к воинскому делу мужчина, а «Войско», будучи кровно заинтересованным в пополнении своих рядов, тающих в боях и походах, во взаимоотношениях с Москвой твердо придерживалось принципа «С Дона выдачи нет!..». О невозможности «службы великому государю» без пополнения извне казаки открыто говорили московским властям в ответ на требования выдать тех или иных беглецов. Такая ситуация была типичной и для других «казачьих рек», и она не могла не вызывать массового оттока на них населения из коренных русских областей, особенно усилившегося во второй половине XVII в.18

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий